Весьма важным фактором экономической и политической истории периода развитого феодализма на Руси сделался город. Он был ремесленно-торговым и административным центром для окрестных земель, а также пунктом сбора их военных сил. Характеризуя важную роль крупных городов, летописец сообщает, что сюда приходили на вечевые собрания жители пригородов, для которых были обязательными решения «старейших городов».

Выборгский-замок

Число городов (больших и малых) выросло с XI в. более чем втрое и к XIII в., только по неполным данным летописей, достигло почти трёхсот. Расцвет городского ремесла продолжался вплоть до монгольского нашествия. Археологический материал позволяет говорить о существовании тогда до 60 разных ремесленных специальностей. Даже в небольших городских центрах имелись сложные домницы для варки железа, насчитывалось несколько систем гончарных горнов и т. д. Летописцы единодушно рисуют города как большие ремесленно-торговые центры, где ведётся значительное каменное строительство. Замечательный княжеский дворец в Боголюбове, великолепные храмы, украшенные каменной резьбой, во Владимире, Новгороде, Галиче, Чернигове и других городах, водопроводы и мостовые, частью сохранившиеся и до наших дней и обнаруженные советскими археологами, характеризуют достижения древнерусских мастеров.

Читать полностью »

Лукоморье — одно из первых географических названий, которые мы узнаем в жизни. На современных картах его не найти, зато оно есть на картах XVI века. Упоминание Лукоморья есть и в «Слове о полку Игореве», и в русском фольклоре.

Лукоморье

Что значит слово «Лукоморье»

Слово «лукоморье» звучит для нас загадочно и даже сказочно, но этимология его достаточно прозаична. Оно происходит от старославянского лѫкъ и море. Слово «лука» означает изгиб. Однокоренные с ним слова — «лук», «излучина», «лука» (у седла). То есть «лукоморье» переводится как изогнутый берег моря, бухта.

Лукоморье у Пушкина

О Лукоморье мы узнаем из пролога к первому большому произведению Александра Пушкина, поэме «Руслан и Людмила». У Пушкина Лукоморье описывается как некое условно-сказочное место «где Русью пахнет», где стоит памятный каждому дуб со златой цепью и ходящим по ней ученым котом. Важно, что пролог был написан уже ко второму изданию поэмы, которое было опубликовано через 8 лет после первого издания — в 1828 году. Это многое может прояснить в происхождении пушкинского Лукоморья. К этому времени Пушкин уже побывал в южной ссылке, где вместе с Раевскими побывал и в Приазовье, и в Крыму.

 Генерал Раевский из Горочеводска восторженно писал дочери Елене: «Тут Днепр только что перешел свои пороги, посреди его — каменные острова с лесом, весьма возвышенные, берега также местами лесные; словом, виды необыкновенно живописные, я мало видал в моем путешествии, кои бы мог сравнить с оными». На человека военного эти пейзажи произвели неизгладимое впечатление. На поэта Пушкина они просто не могли не повлиять.

А что же Лукоморье?

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека?

Источник первый: Арина Родионовна.

Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: «У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет»». Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа, кот, ходящий по нему вниз-вверх является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними.

Читать полностью »

Среди земельных собственников были феодалы различных рангов, обладавшие разными политическими правами. Великие князья — в Галиче, во Владимире и даже в относительно
небольшой Рязани — считались главами своих княжеств, но фактически они должны были делить власть с другими феодалами.

Даниил Заточник

Великокняжеская власть, стремившаяся осуществлять объединительную политику, сталкивалась как с боярской, так и с церковной знатью. В этой борьбе местные великие князья находили поддержку со стороны мелких и средних служилых феодалов — дворян и детей боярских. Слуги вольные, дети боярские, дворяне — это обычно младшие члены княжеских и боярских дружин, составлявшие наиболее многочисленную группу господствующего класса. Они владели землёй, некоторые условно, пока служили, и были опорой великого князя, поставляя ему войско, состоявшее из зависимых смердов — пешцев (пехотинцев). Княжеская власть расширяла ряды дворян, привлекая их к себе раздачей земель. Дворянам шла часть военной добычи.

Об остроте борьбы внутри класса феодалов можно судить по произведениям общественно-политической мысли. Защитник сильной княжеской власти, выразитель взглядов тогдашнего дворянства Даниил Заточник остро обличал светскую и духовную знать: «Тучный конь как враг храпит на своего господина; так и сильный, богатый боярин умышляет зло на своего князя». «Лучше бы мне, — говорит Даниил князю,— служить в лаптях в твоём доме, чем в сафьяновых сапогах в боярском дворе». Даниил Заточник высказывал мысль о необходимости участия дворян в управлении: из них, а не из «властелинов без ума» должны состоять «думцы княжеские».

Хотя тенденция к централизации страны и получила в это время развитие на Руси, однако она не могла завершиться прочной победой великокняжеской власти. Не раз «молодое» боярство и «дворянство», богатея, заступало место «старого» и, сталкиваясь в феодальных войнах с отдельными князьями, опрокидывало их попытки объединить значительные территории. Ещё не созрели экономические условия для победы тенденции к единству. Борьба за землю среди господствующего класса приводила к постоянным столкновениям. Зачастую князья так опустошали земли своих противников, что не оставляли в них «ни челядина, ни скотины». Княжеские отряды становились на постой в сёлах и забирали все хозяйственные запасы.